Кинопоказ "Ван Гог. На пороге вечности."

Кинопоказ
05.03.2019, начало в 19:00
5 марта смотрим фильм Джулиана Шнабеля "Ван Гог. На пороге вечности". Начало в 19:00, вход свободный.

Мы все знаем или когда-то слышали печальную историю о бесконечно талантливом, но глубоко несчастном художнике, чье творчество было оценено по достоинству лишь спустя годы после его смерти. Шнабель, добавив остроумный диалог Ван Гога и священника, в котором прозвучала фраза «Иисус тоже до 33 лет был почти никому не известен», подарил нам надежду на то, что, покидая этот мир, великий мастер знал свое истинное предназначение и принимал тот факт, что он был рожден для поколений, которые пока что не появились на свет.

В последние годы было снято много фильмов о Ван Гоге , но картина Шнабеля выделяется на их фоне своей уникальностью, он будто открывает для нас мастера заново. Мы наблюдаем за художником, который работает с невероятным самозабвением, в любую погоду, сжигаемый своей страстью и беспощадным южным солнцем. Он делает это все с таким исступлением, как будто предчувствует свой скорый конец.

Когда наблюдаешь за работой Дефо, то непроизвольно бьешь себя по лбу: «Господи, почему они только сейчас додумались его снять в этой роли?» Это уже потом, когда появляются все второстепенные персонажи, от Тео Ван Гога (Руперт Френд) до священника (Мадс Миккельсен), ты успокаиваешься и понимаешь, что, оказывается, нужно было просто немного подождать, пока Шнабель соберет идеальный каст для этой истории.

Камера Бенуа Деломма  улавливает контрастную текстуру земли, травы, листьев, ветвей и корней деревьев, от мягкой пастбищной земли до сурового скалистого ландшафта. Музыка здесь острая, режущая, ты еле распознаешь тот момент, когда мелодия переходит в завывание пронизывающего ветра. Все изображения, которые наполняют кадр, накапливаются слой за слоем и отпечатываются у тебя в памяти буйством красок и жирными мазками. Поль Гоген в какой-то момент критикует Ван Гога: «Твои работы больше похожи на скульптуру, чем на живопись». Такая осязательная плотность, которую многие считали неуклюжей и необоснованной, находит в фильме визуальную взаимосвязь с подходом Шнабеля, делающего из этой биографической драмы бодрящее, порой грубоватое, но жизнеутверждающее кино.

Вообще, взаимоотношения Ван Гога и Поля Гогена привносит своему персонажу едва уловимое высокомерие,их дружеское общение вдыхает новые силы в Винсента. Когда
Поль объявляет, что возвращается в Париж, где его работа получила признание, Ван Гог начинает разваливаться и отрезает себе ухо, которое должно быть доставлено Гогену в кровавом листе бумаги с надписью: «Вспомни меня». Все мы тысячу раз читали истории и догадки  на тему изувеченного художника, но Шнабель виртуозно фильтрует все события через свое собственное видение биографии живописца, включая таинственные обстоятельства его смерти.